• IMG 9908
  • IMG 9902
  • Vino Duhi
  • Sea
  • IMG 9734
  • IMG 9901
  • IMG 9862
  • 01
  • 02
  • 03
  • 04
  • 05
  • 06
  • 07
  • 08
/ 08

Про море


Когда у писателя есть море, ему всё по колено. И чувства, и люди, и буквы, и барабаны. В это время он способен на многое. Потому что он способен любить. А значит и чувствовать и писать. Зимнее море — это как свобода, ступив в которую сжимаешься от холода, а зайдя и привыкнув, уже не можешь заставить себя выйти.

хххх

Я хожу под парусом. А парус — очень крутая морская штука на пути к земной цели. Смотрела фото своего недавнего путешествия по водам Швеции, и поймала офигительную мысль, делюсь.

Если ты идешь к своей цели, ты когда-нибудь непременно достигнешь ее, но только если идешь в одном направлении. Если же ты каждый раз меняешь направление, передумываешь, принимаешь новое-другое-старое решение, с утра хочешь одного, а вечером другого, — ты в итоге потеряешься, не придешь туда, куда тебе нужно, заблудишься и опустишь руки.

Так говорит философ и умница йог Садхгуру, которого я часто слушаю в ютюбе. А что говорят законы навигации, которым морские люди следуют сколько себя помнят?

Ставь точку на карте, поднимай парус и лови ветер!

Если тебе повезёт и ветер будет дуть в нужном направлении, то ты быстро и, не меняя курса, окажешься в нужном месте. А вот если ветер будет неподходящим, тебе придётся идти галсами (зигзагами), всякий раз подстраиваясь под ветер. Прошёл, повернул, опять прошёл, опять повернул. И даже когда тебе будет казаться, что от точки ты удаляешься, не бзди, это не так, ты всё равно приближаешься к своей цели — пусть медленно, зато уверенно и, что важно, безопасно и комфортно. Наблюдай, вовремя принимай решение “переложиться по ветру”, устраивайся поудобнее и радуйся тому, что ты видишь вокруг.Море жизни такооое большое и почему бы, переходя его, не использовать с умом силу ветра (= жизненных обстоятельств), по дороге получая удовольствие и опыт? Тогда и заветный домик на берегу можно будет легко — захотеть и получить.

Чего там хотят все творческие на свете люди? — жить у моря и не париться? Хотите — получите! Только сначала в конкретное место на карте ткните и пилите туда. Каждый день, хотя бы миль по 10.

ххх

Бесконечно…

Те, кто придумал эппл мюзик были рождены от тех, кто придумал море, ветер и парус.

Потому что именно со всем этими прекрасными ребятами я сегодня вечером чувствую себя счастливой. Свободной до звезд, раздетой до шелка, невидимой до ночи и жаркой до лета. Мне хорошо таак, как не было уже лет двести.

Я танцую на палубе 55-футовой парусной лодки, которая стоит на якоре в чудесном заливе далекого нерусского острова, а вокруг ночь. Горят только звезды и огни мачт соседних яхт. Их хозяева уже спят, потому что у них был жаркий день, жены, дети, грязная посуда после ужина,.. а я танцую на палубе, потому что по-другому в этот вечер в этом месте и с этой музыкой никак не могу.

(И как бы сюда, в текст, вставить хотя бы нотку? Для драйва, для настроения, для движения в такт).

Как я хочу, чтобы ты почувствовал ветер в моих волосах, энергию моего тела, градус моего вина. Как я хочу, чтобы ты улыбнулся и протянул руку с пультом, чтобы сделать погромче. Я стучу высокими нотами в колонку жизни, как будто кричу на весь мир! Вместе с началом следующей песни.

«Don’t panic. We live in a beautiful world, we return and return…»

Как бы я хотела вернуться сюда. В это место в себе. В то, где когда-то себя потеряла. Щас. Еще бокальчик. Еще нотка. Еще звезда. И в путь.

Ты хотел разбудить меня утром? Поцелуями за ушком, горячим душистым чаем и словами, от которых просыпаются мурашки? Ммм.. ты так возбудительно прекрасно это делаешь. Да. Но не завтра, пожалуйста. Ладно? Завтра я буду спать. Бес-ко-нечно.

ххх

Когда ночуешь на яхте, видишь другие сны. Более эротичные. Не знаю, почему. То ли волна, ударяясь о борт, как будто ласкает и что-то нашептывает, и в тишине ночи ты это слышишь. То ли стенки на лодке такие тонкие, что даже чужие откровенные сны способны просочиться сквозь них в тебя из соседней каюты. То ли ритм, заданный движениями любящих друг друга тел, мягко и нежно подчиняет себе сперва корпус яхты, а потом и тебя, возбуждая и убаюкивая. Не знаю. Но сны на воде снятся замечательные. Озвученные редкими криками неспящих чаек, напоенные запахами моря, подсвеченные встающим на горизонте оранжевым солнцем… ммм, в них можно пребывать бесконечно.

Можно, но нельзя. Кто будет прокладывать курс к тому-самому солнцу, кто будет делать записи в бортовой журнал, кто будет ставить паруса, кто будет переговариваться с разводными мостами, прося разрешения пройти? А осьминогов на ужин кто будет готовить? Кто? Вздыхаю. Я. Та самая штурман-ша, которая очень любит поспать, а еще больше поразглядывать во сне мужчин и женщин, которые таинственным образом проникают ночью в её постель… и дарят навыдуманные сюжеты.

Осторожнее, ребят, я всё записываю.

ххх

Я поняла, как люди садятся на мель. Они теряют ход.

Это как заниматься любовью. Если заниматься ею регулярно, то входишь во вкус. Каждый день все больше. Сегодня два раза, завтра — может быть, три, а послезавтра и на пять удовольствий замахиваешься. И вот ты уже ловишь себя на мысли, что хочешь чувствовать это постоянно. Тебе постоянно хочется. Ты оглядываешься вокруг – неужели все эти люди ровно в этот же момент думают об ЭТОМ же? Не похоже. Так и есть. Они ничем от тебя не отличаются, всего лишь – силой привычки. Они также могут войти во вкус, при определенных обстоятельствах. И так же начнут оглядываться в поисках единомышленников.

Или вот взять сочинительство. Если ты каждый день читаешь сотни стихов, рассказов, повестей, например, по долгу службы, то в какой-то момент ты ловишь себя на мысли, что тоже можешь писать, и хорошо писать. Ты караулишь свою руку на пути к перу. Потом спрашиваешь себя зачем? И позволяешь ей двигаться дальше, к цели. Ты начинаешь писать сам. И не всегда плохо. Но как только чужие сочинения пропадают из дневника твоих ежедневных действий и отчетов, то постепенно и твоя собственная тяга к сочинительству куда-то исчезает, даже не замечаешь как. Как будто пропадает потребность мышц в упражнениях.

Писать — это как заниматься любовью с морем каждый день. Без слов, без страха, без иллюзий, без ненужных надежд. Удовольствие чистой воды. Оргазмически круто.

ххх

​​Мне нравится писать про секс. И меня возбуждает море. Секс и море — две вещи, в которых легко утонуть. Они умеют заманивать, не спрашивая, умеешь ли ты плавать.

Вот оказываешься ты на небольшой яхте посреди моря. Ветра нет, паруса отдыхают, и ты никуда не торопишься. Что делать? Писать. И заниматься сексом. Прямо на корме, в открытую. Без свидетелей и страха, что тебя кто-нибудь увидит. Что кто-нибудь застукает и… прочтёт до того, как ты закончишь. Что вмешается и спугнёт желание, что протянет руку и сломает пирамиду из тел, что скажет громкое и ненужное. Не бояться этого. А потом прыгать с борта лодки, смеясь и улюлюкая. И уходить под воду с головой и сердцем, полным счастья и свободы. Ухх, как это вставляет жить.

И не меня одну. На livelib я нашла 79 книг про море. 271 — про секс.

Именно в море можно быть счастливым от одиночества. Там, где никого, кроме вас двоих, нет.

————

В соседней каюте трахаются. Впрочем, здесь хочется сказать «занимаются любовью», ранним, сонным и прекрасным утренним сексом. Я слышу звуки и чувствую характерное покачивание лодки — не от ветра, от движения тел. Ровно сейчас, в этот момент, им захотелось притереться друг к другу, высечь искру, или просто лишний раз убедиться в том, что они живые. Много вчера выпили, но по-прежнему живые. Как устрицы. Как черные мидии, которых выращивают в этих краях, а потом едят с сыром сагалаки и с величайшим удовольствием. Как сибримы и сибасы — местные рыбы. Как морские ежи, черные и колючие. Как осьминоги которые, оказались прожорливыми сволочами, заползающими в ловушки с лобстерами и пожирающими их.

Мы стоим на якоре в бухте, рядом с маленькой и тихой деревней, где принято здороваться со всяким встречным. С берега доносятся звуки коровьих колокольчиков и песни едва проснувшихся петухов. Ещё не отошедшее ото сна море светится, переговариваясь с луной, как будто подмигивает ей, улыбается. В таких местах так хочется любить. Из кают сочатся сны экипажа — мне кажется, я даже могу проникнуть в них, стать действующим лицом, такие тонкие на яхте перегородки. Вот наконец, и двое за стеной затихли.

И теперь, когда все, наконец, ещё спят, а в меня уже бьются голоса нового дня, не давая вернуться в ночь, пойду наверх, на корму, выискивать на светлеющем небе свою путеводную Большую Медведицу. Ау, ты где, милая? Ещё здесь? + В этих широтах такое низкое небо, так много ярких звёзд, случайных людей и неслучайных знакомств. Люди курсируют на яхтах между островами, часто не зная друг друга — просто становятся членами экипажа на неделю за небольшие деньги и узнают соседей по лодке уже на борту, прилетая и оказываясь перед фактом — знакомьтесь, это ваша соседка по каюте (а каюта 2 на полтора, хотели сэкономить, будете спать на одной кровати). И люди эти как летучие голландцы, чего-то ищут, в разных компаниях и разных странах. Их эти поиски будоражат и заставляют чувствовать, влюбляют в незнакомцев-капитанов, наделяют опытом отношений, отпускают в ночь, просят смотреть на звёзды и ни о чем не думать — просто быть здесь и сейчас. В ночи, в тишине, в спокойствии и в море, которое здесь кажется бесконечным, как и твоя собственная жизнь.

——

Про море, людей и их вещи.

Тот поздний вечер, когда ты одна. Когда твоя яхта уже пришла в порт, в свой долгожданный last destination. Когда уже случился чек-аут и все спят.

Когда ты на краю. Кажется, что Земли, а на самом деле тебе просто повезло с местом на этой самой земле, и твоя лодка встала в марине последней в бесконечном ряду себе подобных. А это значит, что ты можешь видеть море, а не пивные задницы немцев с соседнего катамарана. Когда тебе тепло, когда спокойно и устало, когда весело и ветренно.

То чувство, как будто ты сделала что-то значимое, прекрасное и большое. Ухх. Ну да, чемодан действительно большой. На хера я его тащила? В море я в очередной понимаю, и с каждым походом все более отчетливо, что вещи не нужны. Они якорят, тянут руки, заставляют думать о себе — а что ты сегодня наденешь? неужели опять не меня? Не тебя, детка, сорри, мне так хорошо в старой белой и легкой хлопковой блузе без накладных карманов и завышенной линии талии, куда тебе, капризная шелковая, до нее? И в шортах хорошо, которые позволяют сесть на шпагат, — когда бегаешь по палубе и заводишь швартовые концы, можно не только на этого чувака сесть, можно вообще за борт вывалиться и потеряться в большом синем море, кто там на тебя будет смотреть, рыбы-модницы? или красавцы-кальмары, у которых завтра у самих может гриль случиться?

Море учит обходиться малым. Нужным, технологичным, легким, правильным и желательно недорогим. Яхтенные люди путешествуют не с чемоданами, а с небольшими сумками, а то и вовсе с рюкзаками, — на спортивных лодках места немного, чемодану не всегда найдется место, а сумку в любом случае пристроишь. К тому же морю совершенно не важно, что ты носишь и как ты это делаешь. Ему важно, что ты не порвешься в ответственный момент, не разойдёшься по швам, не треснешь — поможешь, подтянешь, протянешь руку, бросишь конец, применишь силу, отдашь энергию, проявишь сообразительность и сноровку, не спасуешь, не растеряешься, выбросишь спасательный плот, отправишь SOS и координаты на 16-й канал.

Море видит людей, шитых белыми нитками. Его хрен обманешь. Я тоже так хочу. Учусь у моря. Пойду в бар, проверять качество мужской ткани.

———

На море не хочется крутить романы. На море хочется переглядываться.

Пускать волну и щекотать пространство между мужчиной и женщиной могут только взгляды. И разговоры. Редкие, необязательные и часто ненужные, как кажется многим. Важные, как кажется мне. Соединяющие сильнее, чем физическое влечение. Те самые, когда химия вербального — против физики тела.

А еще на море хочется писать письма.

————

Вот чего ж не спится-то?

Вроде всё на месте. Ночь, медведи на небе, море шуршит морскими звездами по дну, где-то далеко на берегу лениво, как будто во сне, трещат цикады. А мне не спится. Чу, телега скрипнула — пришло письмо.

Привет, Ангел! Как твои дела? Все ли у тебя хорошо, или хотя бы нормально? Как книга? Как твои мужчины, реальные и вымышленные? Да я знаю, это не моё дело, но всё равно спрашиваю — у меня просто хорошее настроение, и хочется им поделиться, а так уж вышло, что ты сейчас единственная, с кем я могу и хочу им поделиться. Как там твоё море и твои звёзды?

Привет, дорогой Друг! Спасибо за делёжку. Приятно слышать, что я сейчас у тебя единственная. И настроению твоему хорошему я исключительно рада. Я норм. Съела половину желтохвостого тунца, выловленого сегодня утром, выпила пол-бутылки австралийского белого, посмотрела какое-то гавно в айпаде и пребываю в не менее прекрасном расположении духа. Глаз вот только третий день дёргается левый, блин, нехорошо это. И не написала сегодня ни строчки. А так всё зашибись._

Ну вот, наверное, этого я и ждала, простого и дружеского #привет. Теперь два глотка ночного воздуха и спать. Лишь бы ночью ветер не поднялся, а то все сны разгонит, а я их всё-таки иногда записываю — то, что происходит в них, ни один писатель придумать не может, каким бы богатым воображением он ни обладал.

Очень не понравилосьНе понравилосьНормальноХорошо!Супер!!! (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Блог

  • Про путешествия

    Про путешествия

    Если ты посмотрел на дверь и тебе захотелось сбежать — беги! Из города, с работы, от мужа, от надоевших приятелей. Беги, не раздумывая, не оставляя себе шанса передумать, не сомневаясь. На час, на день, на неделю, на всю жизнь. В соседнюю комнату, в убежище, в глухую деревню, на море, на Пизанскую башню.

    Дальше

  • Про счастье

    Про счастье

    Всего 4 вещи нужны, чтобы чувствовать себя счастливой и жить долго: Движение Питание Позитивный взгляд на мир и, главное —

    Дальше

  • Про море

    Про море

    Когда у писателя есть море, ему всё по колено. И чувства, и люди, и буквы, и барабаны…

    Дальше

  • Про смелость

    Про смелость

    Как перестать бояться? Да никак. Просто одним прекрасным утром сказать себе: ну всё, сегодня, сегодня я сделаю это…

    Дальше

  • Про свободу

    Про свободу

    Когда у писателя есть море, ему всё по колено. И чувства, и люди, и буквы, и барабаны. В это время он способен на многое. Потому что он способен любить. А значит и чувствовать и писать.

    Дальше

  • Сказочное правило

    Сказочное правило

    Когда все детство живешь по строгим, установленным кем-то правилам, став взрослой, имеешь единственное желание — перестать быть “порядочной”.

    Дальше

  • Икигай

    Икигай

    Придумали эту прекрасность японцы, а я побежала записывать, потому что запомнить это нерусское слово сложно, а надо непременно…

    Дальше

  • Решайся

    Решайся

    Ничего не нужно бояться.
    Решайся!

    Дальше

  • А что если ты Рембрандт?

    А что если ты Рембрандт?

    Если ты сам для себя ничтожно мал, то каким бы Рембрандтом ты не был, хрен тебя кто разглядит.

    Дальше

  • Можно?

    Можно?

    «В этом мире можно сделать очень многое, если не спрашивать разрешения»! Ооо, как же правильно однажды кто-то из известных это сказал.

    Дальше

  • Про одиночество

    Про одиночество

    Чтобы расстаться с мужчиной, нужно отправиться в путешествие. В особенное путешествие — без Него. Главное — почувствовать тот самый момент, когда ты захочешь уйти.

    Дальше

  • Зачем

    Зачем

    Зачем люди уходят в кругосветку, зачем отправляются на Эверест, зачем пишут книги? Зачем ввязываются в эти рискованные, страшные и даже опасные для жизни проекты?

    Дальше

  • Буковски

    Буковски

    Читали Чарльза Буковски? Нет? — заткните уши.

    Дальше

  • 18 правил

    18 правил

    У девушки не должно быть принципов — и это мое сильное убеждение, — у девушки должны быть Правила.

    Дальше

  • “9 ½ недель”

    “9 ½ недель”

    Помните этот фильм образца 1985-го года? С Микки Рурком и Ким Бейсинджер. Нашумел он тогда. И взял в оборот всех девушек Советского Союза.

    Дальше

  • Супер-сила

    Супер-сила

    Наблюдать, разглядывать и записывать — вот она, самая большая моя любовь, моя страсть, моя супер-сила, мое сокровище, мое призвание, мое никому-не-отдам.

    Дальше

  • Щастье

    Щастье

    — Шатц? — Гилберт осторожно тронул ее за руку. Маргарита вздрогнула от неожиданности, похоже, она выключилась из действительности, потому что последние несколько минут плавала в воспоминаниях, и еще потому что прежде никогда не слышала это обращение вживую, в письмах да, но вот так, голосом… Гилберт дотронулся до ее волос. — Ты со мной или нет? Где ты витаешь? Что с тобой наконец?

    Дальше

  • ЦУГЦВАНГ

    ЦУГЦВАНГ

    Марго улыбнулась, пытаясь поймать за краешек одеяла ускользающую сонную сладость, и открыла глаза — жизнь показалась ей прекрасной. Именно здесь и сейчас ей было хо-ро-шо. В этой маленькой квартирке со смежными комнатами, где жила ее мама и куда она сама сбежала несколько дней назад, оставив на произвол судьбы большой дом и буйного мужа.

    Дальше

  • Heaven (Эксклюзивная глава)

    Heaven (Эксклюзивная глава)

     Она прекрасно помнила тот случай, когда в прошлом году она вот точно также уехала из дома после очередного скандала и, пожив в тишине и спокойствии несколько дней у свекрови, по случайно пойманному в сети предложению от Аэрофлота улетела за накопленные мили на выходные в Стокгольм.

    Дальше

    Связаться с автором

    Подружиться

    Подписаться

    Что ищем?